Еще один рассказик. События реальны, имена изменены.

РАССКАЗ О БЛАГОЧЕСТИВЫХ ПАЛОМНИЦАХ

Юбка до пят, волосы зачесаны назад, никакой косметики, на голове платок – признак смирения, жертвенности и благочестия? Далеко не всегда…

(народная мудрость)

Утро одного из последних августовских дней было хмурым. Всю ночь шел дождь, и на веранде, где спала с младшим сынишкой Анна, было сыро и холодно.

Аня проснулась от поцелуев, которыми буквально осыпал ее лицо годовалый Тиша. Она улыбнулась и попыталась укутать малыша в одеяло, потому что его носик и ручки были прохладными, но не тут-то было: маленький непоседа стал стаскивать одеяло с мамы:

- Тянь! Тянь! – повторял неугомонный малыш.

На его языке это означало «встань».

Ничего не поделаешь – пока дети маленькие, о том, чтобы выспаться, можно было даже и не мечтать. Аня встала, взяв в одну руку малыша, а в другую – недопитую бутылочку, которую надо был срочно помыть, чтобы сын не успел выпить недопитое с вечера, прокисшее молоко, и пошла на смежную с верандой кухню.

На кухне уже бегали, в одних трусах, замерзшие Фрося и Трофим.

- Что это вы так рано встали? – удивилась Аня.

- Это вы сегодня встали поздно! – ответил за младших брата и сестру старший сын Ваня.

Анна посмотрела на часы и обрадовалась: впервые за столько недель ей удалось, наконец, встать не в половине шестого, а в семь – надо же, какой замечательный подарок ей сделал младший сын Тиша в это пасмурное дождливое утро!

Радость Ани отразилась на лице, но вошедший муж, полностью готовый к дороге, ее не разделил:

- Сколько можно спать? – спросил он и поцеловал жену, - давай, собирайся – надо было выйти в семь, а сейчас уже начало восьмого!

- Ты представляешь, я, кажется, выспалась! – сказала Аня.

- Поздравляю! Как бы я на службу не опоздал. Собирайся быстрее, а я пойду устанавливать детские кресла.

- Ничего, из-за того, что мы выйдем на 15-20 минут позже, не опоздаешь. Мне, кстати, сегодня к стоматологу в 15:30. Ванечка, одень Тишу, а я помою и одену Фросю.

- Минут пять пытался зажечь колонку, но, похоже, она совсем сломалась, и воды горячей нет, - сказал Ваня.

- А молиться не пробовали? – спросил папа.

Он подошел, прочитал короткую молитву, перекрестил кран и включил его. Полилась горячая вода.

Аня помыла дочку, отдала ее старшему сыну, а сама тем временем быстро вымыла бутылку, умылась, закинула в рюкзак подгузники, влажные салфетки, пакетики с соком, кукурузными хлопьями и детским печеньем, помогла одеться Трофиму и вышла из дома. Причесаться, как всегда, не успела – только повязала на голову платок, из-под которого сзади висела, наполовину расплетенная коса.

Муж уже пристегивал в креслицах младших детей.

Через три минуты они уже мчались к монастырю, где их ждала Ольга.

- Неужели нам так необходимо ехать в Харьков? – спросила Аня.

- Ольга сказала, что звонила в консульство, и ей ответили, что, если она потеряла паспорт, то ей необходимы два свидетеля-россиянина.

- Толя, но почему мы? Неужели больше некому? А та девушка, которая приехала с ней?

- Оксана? Она уже уехала. Кстати, я предлагал сначала им съездить вдвоем, но Ольга ответила, что необходимы именно два свидетеля.

- А в тот день, когда Оксана уезжала, консульство работало?

- Да, работало. Но у Оксаны поезд в Москву отходил вечером, и она не пожелала сидеть несколько часов на вокзале.

- Но попытаться-то можно было?? Неужели взрослой женщине тяжелее посидеть на вокзале, чем нам всей семьей тащится с грудным ребенком несколько часов на нашем едва живом Додже, который может в любую минуту сломаться? Кстати, скоро малышам надоест сидеть, и они начнут плакать! – предупредила Аня.

- Ольга в тот день с Оксаной не поехала, поэтому нет выбора – приходится ехать нам. Нельзя же бросить человека в беде.

- Нельзя бросить человека в беде, это грех - согласилась Аня, а создавать проблемы малознакомой многодетной семье с маленькими детьми можно? Это, по-твоему, в порядке вещей? Неужели у нее вообще никого нет, кто смог бы поехать с ней в консульство? Почему она не обратилась за помощью к друзьям или родственникам?

- Я не знаю. Давай закончим этот разговор, - ответил ей муж.

Через некоторое время к ним подсела Ольга.

Малыши еще полчаса сидели спокойно, потом Тиша расплакался, и его ненадолго угомонили бутылочкой, а двухлетняя Фрося стал смотреть мультфильмы в мамином телефоне.

Шел дождь, поэтому приходилось то включать, то выключать печку – стекла их старенькой машины, разменявшей второй десяток, запотевали. Детям было то холодно, то жарко и душно, и они капризничали. «Как бы не простудились», - подумала Аня, и сказала:

- Смотри, кажется, начинается осень.

- Да, деревья как будто позолоченные, - ответил ей муж.

- В такую погоду приятно ехать на машине, - сказала Аня старшему сыну и улыбнулась.

Тем временем Фрося и Тиша расплакались так отчаянно, что чуть было, не пришлось останавливаться на дороге и успокаивать их. Слава Богу, доехали до кафе, где Фрося сходила на горшок, Тише поменяли подгузник, а все остальные позавтракали. Надо было ехать дальше.

Через некоторое время Тиша уснул, и они въехали в Харьков. Город был действительно красив, но встретил их огромной пробкой, которая провожала машину до самого консульства.

Поставить Додж было некуда, и они припарковали автомобиль на соседней улице. Аня бережно взяла на руки спящего Тишу, папа - Трофима, а Ваня подхватил Фросю, и они вышли под холодный, нудно моросящий дождь. Маленький Тиша сморщился – капли падали ему прямо на лицо.

Аня подбежала к зданию консульства и хотела, было, зайти внутрь, но ее не пустили:

- Стойте на улице и ждите, когда вас вызовут. Пока одного человек достаточно.

- Но у меня ребенок мокнет под дождем! – возмутилась Аня.

- Накрой его, - сказал ей муж, снял куртку и помог укутать спящего сына.

Двухлетняя Фрося, на которую тоже капал дождь, начала хныкать.

Через некоторое время их все-таки впустили в здание.

Фрося и Трофим стали весело гоняться друг за другом, так как долгое сидение в машине утомило детей, но охранник строго посмотрел на них, и сказал Ане, чтобы она усадила детей на стулья.

- Но они уже устали сидеть, - прошептала Аня, покачивая готового проснуться Тишу.

Тем временем появилась Ольга:

- Кажется, все в порядке! Было достаточно ксерокопии утерянного паспорта, ваше присутствие не требуется, - сообщила она.

- Слава Богу. Но скажи, почему ты не удосужилась приехать сюда раньше, и выяснить, нужны мы или нет? Неужели ты считаешь, что нам ничего не стоит взять детей и покататься с ними за 140 километров? - спросила Аня.

- Я не думала, что вы поедете с детьми. У вас же есть няня!

- Могла бы поинтересоваться. Допустим, оставлю я няне одного ребенка. Но не всех же! К тому же, ей надо платить деньги, и она работает у нас не каждый день, а самое главное – почему ты решила, что у нас есть свободное время для того, чтобы так просто взять и прокатиться с тобой в Харьков? Между прочим, мы недавно переехали, и до сих пор не обустроились в новом для нас месте. У меня нет времени даже на то, чтобы распаковать вещи! Летние одежки младшим я вытащила только на днях, потому что все было завалено тюками, и обнаружила, что почти все вещи им уже малы. Почему ты не поехала сюда раньше, чтобы все выяснить? С Оксаной, например? – начала выходить из себя Аня

- Она не хотела потом ждать шесть часов поезда на вокзале…

- Да? А мои дети, они хотят сидеть в машине шесть часов, три туда и три обратно? – сорвалась Аня на крик, - неужели Оксане, не обремененной детьми, трудно посидеть на вокзале, а тебе – съездить в Харьков и выяснить все до того, как вынуждать нашу семью ехать с тобой? И вообще, погода в прошлый вторник была прекрасная, поэтому Оксане можно было не сидеть на вокзале, а прогуляться по городу. Может быть, она бы познакомилась со своим будущим мужем. Вот вы приехали в монастырь послужить Богу! Но что стоит ваше «православие», ваша вера, ваше добро? – чуть не плакала Аня.
Она знала, что Тиша, спящий на ее руках, скоро проснется и захочет поесть суп, побегать, поиграть, но будет вынужден сидеть голодный несколько часов в машине, и кричать, прикованный к детскому креслицу. Годовалому малышу ведь невозможно объяснить, что эта поездка - необходимость, и нужно немного потерпеть до приезда домой...

- Я вас понимаю, - сказала Ольга, опустив глаза.

- Нет. Вы, ты и Оксана, меня не понимаете, и не поймете никогда, пока не станете матерями, и ваши собственные дети не будут часами орать в машине. Все ваши добрые дела, которые вы приехали совершать здесь, не стоят ничего, по сравнению с тем, как вы измучили моих детей.

- Если делаешь добрые дела, то делай их просто и без упреков, - сказал Ане муж.

- Добрые? По отношению к кому это дело доброе? По отношению к моим детям? По отношению к ним, это издевательство! По отношению к Ольге – это не доброе дело, а просто глупое и бессмысленное, потому что она вполне могла все уладить сама, как и произошло. Могла, но просто поленилась ехать одна – ей хотелось конкретного результата, причем любыми путями, пусть даже создав проблемы другим, ни в чем не повинным людям, не имеющим к ней никакого отношения, это просто панибратство! И почему я должна молчать, и делать вид, что все в порядке? Я считаю, что молчать в данном случае - это лицемерие и человекоугодничество!

- Надо было оставить детей дома…

- Оставить с кем? С няней, у которой порван мениск, хромающей пожилой женщине? Ей, между прочим, тяжело гоняться за двумя малышами. Она сегодня, кстати, взяла выходной, чтобы пойти к врачу. И вообще, она работает у нас за копейки, из милости. А оставить Фросю и Тишу с Ваней, с подростком, я, прости, не могу – мало ли что случится, дети слишком маленькие.

Ольга стояла молча, опустив глаза.

- Прости меня, Ольга, за резкость. Но я сказала то, что думаю – повернулась к Ольге Анна.

На обратной дороге Фрося, похныкав, уснула, а Тиша, уставший от бесконечной езды, всю дорогу кричал так, что, в конце концов, осип. Взять на руки его не было возможности, потому что шел дождь, дорога была мокрой, а машина неслась с большой скоростью: папа очень хотел успеть на службу - был двунадесятый Праздник. Но он все-таки опоздал, хотя даже не стал подвозить семью домой, а просто высадил жену и вспотевших от крика детей из машины у ближайшего пешеходного перехода.

Когда Аня вытащила детей из машины, они, уставшие плакать и всхлипывающие, были обкаканы, и, видимо, давно, потому что на коже у них уже появилось раздражение.
Аня помыла малышей у опешившего стоматолога, к которому они "ввалились всем табором", промокшие и усталые, опоздав минут на сорок.

- Видишь, не зря съездили. Пока стояли в пробках, успели рассмотреть город, - сказала Анна уставшему от детских криков, недовольному Ване и, подмигнув ему, добавила:
- Ты побудь с детьми в коридоре, пожалуйста, я попрошу врача починить мой зуб как можно быстрее, а потом вызову такси, и мы поедем домой.

Posts from This Journal by “рассказ” Tag

  • Матушка

    Позавчера, наконец, закончила, можете меня поздравить, и спасибо тем, кто ждал и молился). Начало я уже показывала, а сейчас залила часть рассказа на…

  • ВРЕМЕННЫЙ МИР

    О персональной выставке живописи и графики Елены Живовой "Временный мир". 2017 год знаменателен возвращением к кисти и мастихину мастера пастозной…

  • Сегодня будут все. А ты?

    Слово "аборт" в переводе с английского означает прерывание. Прерывание человеческой жизни, убийство ребенка, находящегося в утробе матери. Во всем…

  • Убить ради нового пальто?

    Опубликовали один из моих репортажей. Помню, уже постила его здесь. Хотите верьте, хотите - нет, но в рассказе описаны реальные события. Мне 39…

  • Пустячок, а приятно)

    Уже второй год подряд приглашают. Но мне этим заниматься неохота...

  • Года три назад начала писать рассказ

    Недавно появилось несколько свободных дней, попыталась его продолжить. Накатала 70 страниц, но получилась жесть, которую ИС РПЦ однозначно не примет.…

  • Творческие муки)

    Пишу о проблемах нашего общества – упрекают в нетолерантности. Пишу правду – упрекают в том, что вру (это меня больше всего удивляет, кстати). Пишу,…

  • Рассказ основан на реальных событиях

    Спасибо моему мужу - за священника отвечал он. Прочитав рассказ, вы получите ответы на вопросы: что такое совесть и почему так важно слышать её…

  • Чепчик

    Этот рассказ основан на реальных событиях За окном Иркиной комнаты с видом на МКАД, по которому суетливо, день и ночь, сновали машины, как всегда,…

Хороший рассказ!
Знаешь, а ты права, что Ольге все сказала! Я бы не смогла, и злобно бы пыхтела про себя. А сие - не допустимо!
Вот и я подумала, что гораздо душеполезнее все сказать, а еще лучше - написать, чтобы другие задумались :)
Ты молодец! Пиши!

Мы вот тоже, когда в Оптину ездили, ощущение такое, что в обычной повседневной жизни вообще ничего не понимаешь. Может и у Ольги такое состояние было?

Не знаю...
Ну ладно, те, кто дёргают почём зря - они не правы. Но люди редко когда могут знать, насколько именно их просьба напряжет. Почему бы не сообщать им об этом сразу, чем потом выливать возмущение?
Мои обстоятельства таковы, что я иногда вынуждена отказывать в помощи близким мне людям. Они находят другие выходы и напряга не возникает. Если бы вместо этого я через силу помогла, попутно испортив настроение себе, своей семье, этим людям и всем, кто подвернётся под руку - не думаю, что было бы лучше.
В одном Вы правы: человек, который не имеет детей (и не имел младших братьев-сестёр) действительно не понимает, что это такое. И это нормально. Откуда бы ему это понимать?

А чтобы другие не просто задумались, а с пользой, у меня конструктивное предложение: давайте все вместе попробуем сформулировать, в каких случаях к кому и при каких обстоятельствах мы готовы обратиться за помощью? В каких случаях стоит обращаться к нам? Когда не стоит?
Конструктивное предложение
Цитата:
"А чтобы другие не просто задумались, а с пользой, у меня конструктивное предложение: давайте все вместе попробуем сформулировать, в каких случаях к кому и при каких обстоятельствах мы готовы обратиться за помощью? В каких случаях стоит обращаться к нам? Когда не стоит?"
Ситуации разные бывают. В данной ситуации человек мог, и должен был, не создавать проблем другим, тем более, посторонним людям, а съездить сам и все узнать, это факт.
Тем более, если этот человек православный. Православный, по идее, должен думать о себе, любимом, в последнюю очередь, а в рассказе обе паломницы пекутся больше о себе, чем о других.
Дело в том, что главную героиню рассказа, Аню, поставили перед фактом: надо ехать, помочь человеку, и все тут. Выбора не было.
А вообще, по жизни, есть разные ситуации. Можно и напрячься, если есть необходимость. В данном случае необходимости не было.
Я так понимаю, перед фактом всё-таки поставила не Ольга, а муж.
По себе знаю, что срываюсь в совершенно аналогичной ситуации - когда помогать не хочу (по любым причинам, уважительным и не очень), а сказать об этом не могу (опять же, не важно почему).
Про "съездить и сам узнать" - тоже вопрос. Если по телефону в консульстве сказали "нужны два человека", какие основания считать, что на практике окажется иначе?
Конечно, по уму ситуация должна была бы развиваться следующим образом:
Ольга: "Мне нужна помощь, не могли бы Вы приехать?"
Аня или её муж: "Да, конечно, если есть необходимость. Но ехать нам придётся с детьми, оставить их на няню мы не сможем, а в дороге они непременно захотят есть и расплачутся. (Все эти вещи для человека совершенно не очевидны) Не попробуешь ли ты сначала подъехать в консульство и решить проблему иначе? Если не получится - звони, и мы приедем".
В довершение всего Ольге пришлось выслушивать не только за свою просьбу о помощи - как оказалось, напрасную, но и за Оксану, которая не захотела или не смогла ей помочь, и за мужа Ани, который Ольге ничего не сказал о создаваемых ею трудностях, а с Аней не посоветовался, и, возможно, за всех прочих нехороших людей, которые о многодетных не думают.




Честно говоря, уже не хочется обсуждать эту ситуацию - мне кажется, в рассказе все описано более чем подробно. Не хочу, чтобы все превратилось в банальные сплетни.
Цитата:
"Я так понимаю, перед фактом всё-таки поставила не Ольга, а муж.
По себе знаю, что срываюсь в совершенно аналогичной ситуации - когда помогать не хочу (по любым причинам, уважительным и не очень), а сказать об этом не могу (опять же, не важно почему)."

Муж до последнего тянул, не хотел ехать. Дело в том, что его попросило поехать одно духовное лицо, которому он не смог отказать. Но муж все равно очень просил эту Ольгу съездить самостоятельно, узнать все самой, прежде чем тащиться вместе с ней в Харьков! Он просил ее съезить для начала одной или с Оксаной, но ни у той, ни у другой, простите, нет совести - одна не хотела "сидеть на вокзале несколько часов", а другая "не хотела ехать в Харьков впустую".
Неужели кто-то всерьез думает, что священнослужителю и его жене нечем заняться, а по кайфу проехться, потусоваться с прихожанками? Помощь - это одно, а тогда как пустая трата времени, поймите, это совсем другое!

Цитата:
"Про "съездить и сам узнать" - тоже вопрос. Если по телефону в консульстве сказали "нужны два человека", какие основания считать, что на практике окажется иначе?"
Но неужели Вы и правда не понимаете, что для начала, прежде чем напрягать АБСОЛЮТНО ЧУЖИХ людей, нужно съездить и узнать все самой, либо попытаться поехать вдвоем с Оксаной?

Цитата:
"Конечно, по уму ситуация должна была бы развиваться следующим образом:
Ольга: "Мне нужна помощь, не могли бы Вы приехать?"
Аня или её муж: "Да, конечно, если есть необходимость. Но ехать нам придётся с детьми, оставить их на няню мы не сможем, а в дороге они непременно захотят есть и расплачутся. (Все эти вещи для человека совершенно не очевидны) Не попробуешь ли ты сначала подъехать в консульство и решить проблему иначе? Если не получится - звони, и мы приедем".

Я же уже писала, и не только в комментах, но и в рассказе, что муж просил Ольгу съездить одной или с Оксаной, но она поленилась. Почему Аня и ее семья обязана объяснять Ольге, что ей тяжело поехать? Неужели человек, тем более првославный, тем более учитель, не знаком с правилами приличия?? И при чем тут дети? Даже если бы детей было с кем оставить - Ольга должна была задуматься, уместно ли напрягать чужих людей?

Цитата:
"В довершение всего Ольге пришлось выслушивать не только за свою просьбу о помощи - как оказалось, напрасную, но и за Оксану, которая не захотела или не смогла ей помочь, и за мужа Ани, который Ольге ничего не сказал о создаваемых ею трудностях, а с Аней не посоветовался, и, возможно, за всех прочих нехороших людей, которые о многодетных не думают."

Муж советовался с Аней на протяжение недели, которую уговаривал эту Ольгу поехать для начала одной или с Оксаной. Но что могла сделать Аня? Аня, конечно, удивлялась, как у Ольги хватает наглости обращаться к малознакомым людям, спрашивала, почему, например, ее друзья или родители не могут приехать и помочь ей. Но муж отвечал, что помочь Ольге просит одно духовное лицо. Этому священнику не мог отказать ни муж, ни Аня.
Но Аня непременно распечатает этот рассказик и даст его почитать этому батюшке. Заодно и покается в том, что наехала на "ни в чем не повиннную" Ольгу, которой "неочевидно, что она создаст проблемы", хотя вот уже 10 лет работает в школе учителем...


В общем, Вы подтверждаете мои предположения - причина негатива связана не столько с просьбой, сколько с невозможностью цивилизованно отказать в ней. Не так важно, кому именно Аня не могла отказать - Ольге, мужу, ещё одному духовному лицу...
Резюме: Ольга виновата в том, что обратилась к Ане за помощью, но никак не виновата в том, что в силу не зависящих от неё обстоятельств отказать в помощи оказалось невозможно.

Про "съездить и узнать всё самой" - пожалуй, самая непонятная для меня часть претензий. Человек обратился за помощью именно потому, что сам узнал (по телефону), что эта помощь ему потребуется. Оказалось иначе. Бывает.
Резюме: Ольга виновата в том, что обратилась к Ане за помощью, но никак не виновата в том, что эта помощь ей не понадобилась.

Про объяснение своих трудностей и уместность беспокоить - на всякий случай поясню очевидную и непреложную истину: никто кроме человека не знает о его проблемах. И в связи с этим Ваше намерение показать рассказ тому самому духовному лицу - на сто процентов правильное. Зная об этом, он может учитывать Ваши обстоятельства в своих просьбах. Не зная - не может учитывать. Причём это проблема именно информации - учитель, не имеющий маленьких детей, но спокойно выезжающий по городу и области с целым классом охламонов, может и не догадываться о том, что нескольких дошкольников везти труднее, чем дюжину школьников. Православие даёт человеку знание о Боге, но не даёт знания о специфике быта многодетной семьи.
Резюме: Ольга виновата в том, что обратилась за помощью к малознакомым людям, но никак не виновата в том, что не учла их трудности, ей неизвестные. Из соображений приличия ей бы не следовало обращаться к этим людям за помощью, даже будь они бездетные скучающие студенты на каникулах.

Общее резюме: Не надо было просить о помощи. Даже если бы в консульстве не хватило копий документов. Чего бы это ни стоило, человек должен выкручиваться сам.
Цитата:
"Про "съездить и узнать всё самой" - пожалуй, самая непонятная для меня часть претензий. Человек обратился за помощью именно потому, что сам узнал (по телефону), что эта помощь ему потребуется. Оказалось иначе. Бывает.

Раз пятый, наверное, объясняю: Ольга могла, и должна была, съездить в Харьков сама, прежде чем "грузить" людей проблемой, которой, как выяснилось, и не было - достаточно оказалось ксерокопии паспорта, свидетели были не нужны вообще. Она могла бы сама. Сесть. И поехать. На маршрутке. В консульство. И выяснить все подробно, на месте. А не по телефону. Много раз сталкивалась с тем, что по телефону говорят одно, а на самом деле все иначе. Я уже не знаю, каким образом более доходчиво Вам это растолковать.

Цитата:
"Резюме: Ольга виновата в том, что обратилась за помощью к малознакомым людям, но никак не виновата в том, что не учла их трудности, ей неизвестные. Из соображений приличия ей бы не следовало обращаться к этим людям за помощью, даже будь они бездетные скучающие студенты на каникулах."

Ольга не права в том, что не выяснила до конца ситуацию и причинила людям неудобство. Не важно, загруженные многодетные это или студенты на каникулах. Искоренне жаль, что Вы этого не понимаете.
Кстати, Ольга прекрасно знала и о многодетности, и о переезде, и о том, что муж Ани чрезвычйно загружен службами, лекциями и пр.

Цитата:
"Резюме: Ольга виновата в том, что обратилась к Ане за помощью, но никак не виновата в том, что эта помощь ей не понадобилась."
И еще:
"Общее резюме: Не надо было просить о помощи. Даже если бы в консульстве не хватило копий документов. Чего бы это ни стоило, человек должен выкручиваться сам."

Вы объясняете автору, о чем он написал свой рассказ? :) Очень трогательно, спасибо. И сразу три резюме в одном Вашем посте.
Можно, я тоже напишу резюме? На свой собственный рассказ? Хотя бы одно? Итак:
"Ситуации бывают разные. В некоторых случаях людям действительно требуется помощь, и Аня бы даже не подумала упрекнуть Ольгу, если бы присутствие ее и ее мужа оказалось бы необходимым. Но когда выяснилось, что дети были измучены зря, Аня, конечно, потеряла над собой контроль и высказала Ольге все, что у нее было на душе на тот момент (от избытка сердца говорят уста, и Аня - далеко не идеал, она просто мать, у которой болело сердце за детей, и еще болел зуб, который она шла лечить к стоматологу в этот вечер, а тут на тебе - бесссмысленная поездка). В данной ситуации Ольга могла, и должна была, не создавать проблем другим, а для начала попытаться решить свою проблему самостоятельно. И, как выяснилось, проблема действительно решалась, без участия других людей.
Далее - Аня, разумеется, лишается награды от Бога за свой ропот. Потому что доброго поступка она не совершила.
У меня все.
Хм... лучше у нее самой спросить :))
Но, если бы у нее было прямо ВОТ ТАКОЕ благодатное состояние, она бы в монстыре осталась, а не рвалась в мир, на работу.
Хороший рассказ. Сейчас писанины много, пустой. Вспоминается один "рассказ" в женском журнале - от нечего делать прочитал. Сюжет - пришла тетя средних лет работать экспедитором в автоколонну. Села с водителем, они поехали по объектам. Диалоги между ними были такие, что создавалось ощущение, что писал робот, а не человек. Потом они согрешили и тетя была очень счастлива.
Извините.
Подумалось тогда - какие идеи у этого рассказа...

У твоего поста идея несложна, но необходима в обществе, где 1-2 ребенка и абортивный менталитет и поэтому к многодетным отношение эгоистичное
Знаешь, что я еще заметила?
Люди, вместо того, чтобы помочь многодетным, сами просят у них помощь - типа, ах, вы многодетные, неплохо так устроились, помогите-ка мне, я одинокая. Но я не про Ольгу, нет.
Есть у меня женщина одна, лет пятидесяти, все намекает, что ей помочь надо, и так прямо и заявляет:
- У меня денег нет, сарай валится, огород зарастает, Вам-то хорошо, матушка, у вас дети, помощники, а я одна!
Я ей объясняю, что дети у меня маленькие, что ничего не успеваю, но она меня не понимает. И не поймет. Потому что бездетная.
дааа, душевный рассказ... Оля конечно уникальный человек). насчет вступления... у меня давно уже сложилось впечатление, что женщину в косынке, длинной юбке и с нарочито благочестивым видом лучше избегать. никакой это не признак жертвенности... это признак принадлежности к определенной субкультуре. и при том, что в храм хожу и к Таинствам приступаю, субкультуру эту не приемлю совершенно. ну какой вообще нормальный взрослый человек потащит с собой многодетную семью с маленькими детьми в другой город? Это же просто бред. Это даже не эгоизм - это глупость несусветная. Правильно вы ей все высказали. Интересно, сколько ей лет.
Да немало... У меня в этом возрасте уже трое детей было...
Мне кажется, хуже всех муж. Аня попала. Муж должен был попросить своего друга быть вторым свидетелем а не переваливать бездумно свои проблемы на жену и детей. Аня должна мудро исподволь воспитывать и переделывать мужа, делать из него человека, на то она и жена. Жена -это такое же почетное звание, как и мать.
Делать из мужа человека - это прекрасно! То есть, взрослый муж - он как бы недееспособен и олигофрен практически, раз ничего не понимает, и его надо воспитывать)))
Мне кажется, Вы сильно перегибаете. Жена - это жена, а мать - это мать. Муж - вполне взрослый человек, глава семьи. У него не было возможности взять кого-либо просто потому, что никаких россиян кроме его, Ани, Оксаны и Ольги в Украине не было. Ольге, по ее словам, нужны были два свидетеля, Оксана уехала, остались только Аня и ее муж, больше свидетелей взять было неоткуда.