Мысли вслух. О мытарях и фарисеях.

Те, кто старается жить по-Божьи, уже одним этим обличают своей жизнью окружающих, и в православных кругах именуются фарисеями. Судя по статьям, разговорам, комментариям, в последнее время очень много мытарей развелось. Попробуй только назвать грех грехом, как тебя тут же обвинят в фарисействе - мол, мы, мытари, хоть не постимся, в храм ходим редко, блудим и аборты иногда делаем, мы добрые и радостные, потому что всех любим.
На вопрос, в чём заключается их любовь, и какие дела любви они совершают, обычно возникает заминка, после которой "любвеобильные мытари" сильно раздражаются, и диалога, как правило, не получается.
Что касается меня, лично я не могу представить себе мытаря, который бы возмутился, глядя на фарисея: "Что этот фарисей о себе возомнил?! Разве он не видит, как я каждый раз чистосердечно каюсь, как сильна и действенна моя молитва? Да, я грешный, но зато смиренный! Надо выгнать этого фарисея из храма!".

Posts from This Journal by “модернизм” Tag

Они не только раздражаются, их обычный стиль - сразу переходить на оскорбления, угрозы и проклятия, по крайней мере в Интернете. Кстати, у кого хватит смелости тебе-то тыкать своими "добрыми делами", с твоим-то Крестом?
Тыкают, и они по- своему правы. Потому что не всё всегда получается идеально. Это касается и воспитания детей, и много чего ещё. Но страшно то, что они не понимают, что для тех, кто что-то делает, трудности - это естественно. Трудности всегда встают на пути тех, кто трудится, а тем, кто жалеет себя, трудности, конечно, неведомы. Они могут только осуждать тех, у кого что-то плохо получается, и не хотят понимать, что помощь собственным детям и внукам - это ещё не есть добродетель.
Недавно у нас брали интервью и мне понравилось, как высказался мой муж. Цитирую его:
Взять ребенка в семью несложно. Требуется только желание, но многие его по эгоизму подавляют. Но кто разумеет делать добро и не делает, тому грех (Иак. 4, 17). Усыновление детей – не выдающийся подвиг, а норма христианской жизни. В Российской Империи не было брошенных детей – их тут же кто-то забирал к себе и почитал за счастье!
Недавно ветеран рассказал про свое детство в блокадном Ленинграде. У его матери было пятеро детей, она рожала в блокаде – и все выросли. На какой подвиг женщины отваживались в тяжелые времена… А в наше время никто с голоду не умирает, большинству людей есть где жить, во что одеться. Что же сложного – взять ребенка в семью?
Порой мирские люди понимают то, чего не понимают верующие. В Школе приемных родителей встретил прекрасных людей, которые, невзирая на трудности, готовятся к усыновлению. А верующие порой только молятся, считая, что можно ничего не делать. Можно – если ты целиком посвятил себя молитве, как монах. Но если ты и молишься кое-как, то хотя бы делай что-то.
Сегодня в моде «комфортное» христианство. Человек пришел к Богу, и его жизнь наполнилась смыслом. Он испытывает радость от молитвы, чтения Библии и святых отцов, исповеди и Причастия. Его коснулась Божественная любовь… Но ею же нужно делиться с другими людьми! Вы свет мира… Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5, 14-16). А проповедников словом сейчас хватает. Но результатом их проповедей должны быть не лайки и репосты, а наши реальные дела: отсутствие разводов, абортов и брошенных детей.
Почему многие православные годами пробуксовывают на месте, не приближаясь к Богу? Потому что, каясь в одних и тех же грехах, забывают, что добрые дела – это часть покаяния. Необходимо качественно перемениться: если ты был жестокосердным, должен стать милосердным. Сегодня в России огромное число женщин искренне каются в грехе аборта. Убитого ребенка не вернешь, но можно принести плоды покаяния – усыновить брошенного.
Принятие чужого ребенка – это сораспятие Христу. Но Бог даёт силы все перенести и обещает великую награду на Небесах. Господь скажет: Я алкал, и вы накормили Меня... был странником, вы посетили Меня… Как вы делали это малым сим, то Мне сделали. Принимая чужого ребенка, мы принимаем Господа: Кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает (Мф. 18, 5).
Многие бездетные пары непременно хотят именно своего родного ребенка и решаются на ЭКО (экстракорпоральное оплодотворение). С христианской точки зрения, эта процедура совершенно недопустима: врачи берут заведомо больше эмбрионов, производят селекцию, выбирают «лучшего», обрекая остальных на смерть. Однако «твой» ребенок, родной по плоти, не обязательно будет твоим по духу. А усыновленный может стать твоим.
Во времена Ветхого Завета важно было оставить свое семя на земле. Но мы, христиане - «граждане Небес». Спасительно чадородие, когда оно становится благочадием. Мы должны приводить детей ко Христу. И неважно, родных или приемных. Если Бог не дает детей, ты всегда можешь принять новых членов в свою «малую Церковь», чтобы привести их к Отцу Небесному. Кровные связи – тленные, после смерти разрушатся. В вечности близки будут люди, близкие по духу, во Христе.
Для христиан взять приемного ребенка – еще и миссия. В православной семье вы растите не просто человека, а христианина: крестите, приучаете к богослужению, таинствам, к осознанному выбору в пользу добра. Вы открываете ребенку удивительный мир веры, Церкви. Вырастить христианина – дополнительный подвиг. Но выбор своего пути остается за ребенком. Господь вас не осудит, если вы приучали ребенка к добру, а он выбрал неверную дорогу."
Он хорошо сказал. А не ошибается, действительно, тот, кто ничего не делает.