О рок-бесновании и о деспотичных матерях

На днях приезжал ко мне старый приятель. Ну очень старый... лет 16, по-моему, мне было, когда мы познакомились. А он года на три меня старше. Был у нас единственный общий интерес - тяжёлая музыка. Я тогда тоже играла (ну а как же иначе))), но была ужааасно ленива - не получалось у меня как у всех нормальных людей играть по три-пять часов в день, оттачивая своё мастерство. И вот он приезжал ко мне с гитарой (из одного конца Москвы в другой, с пересадкой), садился на мой низенький диванчик (почти два метра роста, колени до ушей) и молча начинал играть. Тихонько и ненавязчиво, не подключая колонок. Лица его никогда не было видно - торчал только нос, всё остальное, почти до пояса, было скрыто от посторонних глаз шикарными густыми и ооочень длинными волосами. Ну, и я садилось на стульчик возле пианино и тоже играла, пока мне это не надоедало. Когда надоедало, я говорила ему что-нибудь обидное, и он молча уходил. Он вообще был очень молчалив. Через несколько дней он приезжал снова, и всё повторялось. Глядя назад, я отчётливо осознаю, что мы были похожи на двух олигофренов. Так мы и дружили (но ничего личного - мне тогда нравился его друг).
Мне было лет около двадцати, когда мы практически перестали общаться. Иногда он звонил и навещал меня, но наши интересы расходились совершенно - он по-прежнему не обзавёлся семьёй, успел полежат в психбольнице, причём не один раз, и так же, как и раньше, играл на гитаре по несколько часов в день.
Он очень изменился - от его хаэра не осталось и следа, кое-где просвечивалась лысина, и на висках волосы уже поседели. Зато обнаружилось, что у него красивые черты лица - раньше, когда из-за хаэра торчал только нос, я этого не замечала. Он стал демонстрировать свои новые произведения, рассказывать, как съездил на репетицию к Мафии, и пр.
А мне до этого совершенно фиолетово, я туда-сюда бегаю, дети мелкие топчутся рядом, готовлю, стол оттираю после полдника, и чувствую, что, хоть чисто по-христиански я его люблю, он мне ну совершенно неинтересен, тем более, никакой ностальгии по своему прошлому я не ощущаю.
Когда Марго зашла на кухню, он спросил:
- Вы курите?
- Нет, - удивилась Маргарита.
И понеслось:
- А я никак не могу отказаться от курения. Пока не бросишь курить, бесполезно бороться со всеми остальными грехами.
Вот это заява!
- Почему?
- Потому что курение притягивает остальные грехи.
- Борись, с тем, с чем в состоянии бороться.
- А что толку бороться, если я курить не могу бросить?
И так по кругу - объяснять что-либо ему было бесполезно.
Слава Богу, со службы вернулся муж, я оставила их, и ушла к детям.
Поговорили они хорошо, судя по тому, что мой приятель уходил счастливым. А счастливым я его не видела никогда, не считая концертов группы ШАХ.
На другой день на мой мобильный позвонила его мама. Слава Богу, я была чем-то занята, а за моим мобильником сидел муж, изучая мою переписку в социальной сети)), и он, мой любознательный, увидев незнакомый номер, взял трубку.
Когда я подошла, то услышала женский голос - мама приятеля кричала так громко, что не услышать её было нельзя:
- Почему вы не сказали ему, что он должен пить таблетки? У него шизофрения!
Муж ответил:
- Я не врач. Я священнослужитель. И я разговаривал с ним, как священнослужитель - мы говорили о грехах, о покаянии, о Боге. Вы, как мать, тоже можете помочь ему - сходите в храм, помолитесь. Материнская молитва очень сильна.
- Мне некогда! Мне надо в магазин за продуктами, еду приготовить, полы помыть! У меня муж болен, лежит, не встаёт - онкология! И сын тоже лежит, на гитаре целыми днями играет!
MpuYBheRFqQ
- Тогда Вам обязательно нужно просить Бога о помощи, чтобы Он помог Вам нести этот тяжёлый крест.
- А я не хочу нести крест! За что мне это?
Я подумала: вот те раз! Ведь что хотела, то получила. Хотела, чтобы сын без неё шага не мог ступить, не давала ему жить самостоятельной жизнью, полностью подавила его волю - и вот он, результат её старания, лежит целыми днями, не работает. Ушёл от неё, от её чрезмерной опеки, "в рок", и естественно, у него, что называется, "поехала крыша" - теперь в нормальную жизнь ему путь закрыт.
Из раздумий меня вывел голос мужа. Он терпеливо объяснял:
- Вот Вы говорите, что никогда не грешили, но уже сейчас выясняется, что Вы, по крайней мере, шли против четырёх заповедей.
Я вспомнила ещё одну "парочку" - мать и сын. Женщина растила сына без отца, сейчас ему уже сорок, ни разу не был женат, никаких отношений, даже "гражданских" браков. Но всюду с маменькой - ни шагу без неё не ступает. Я не знаю, кому как, но мне это зрелище кажется жалким - стареющая мать, словно клешнями обхватившая своего сыночка, гневно краснеющая от того, что её сын на банкете улыбнулся ровеснице...
Безусловно, иногда опекать своих выросших детей необходимо. Например, когда они недееспособны - меня это тоже ждёт, с Ефремом. Но когда растёт совершенно нормальный парень, зачем его подавлять, навязывая свои принципы, обезличивая собственными надеждами?
Мне ужасно жаль приятеля. Его расстройство, вероятно, спровоцированное рок-музыкой и изучением йоги, мешает ему жить, но его мама, хоть йогой не интересовалась, и рок слушала постольку поскольку, судя по разговору, явно одержима тем же бесом, что и он.
Матери я тоже сочувствую. Она уже стара, ей тяжело. Она ждёт заботы и внимания. Но их она не получит, потому что вырастила вечного ребёнка, который, давно уже будучи взрослым, не осознаёт этого, так как не научен трудиться и заботиться о ближних.

Posts from This Journal by “психиатрия” Tag

(Anonymous)
Слава Богу, я была чем-то занята, а за моим мобильником сидел муж, изучая мою переписку в социальной сети)),

Неужели Ваш супруг Вам настолько не доверяет, что читает ваши личные письма?
Вы видите в этом что-то странное? У нас нет тайн друг от друга.