Предлагаю вашему вниманию классическую историю, произошедшую на концерте, посвященном Дню Матери

На концерте

Очерк

Три месяца назад в семье Даши случилась двойная радость – у нее родились двойняшки. Несмотря на сложную беременность и неутешительные прогнозы врачей, уверявших, что Даша не доносит детей и до середины срока, оба мальчика родились вовремя и совершенно здоровыми. Весили малыши по три килограмма. Через неделю счастливый папа, ставший многодетным, встречал Дашу в роддоме в сопровождении их дочерей: семилетней Кати и Карины, которой только что исполнилось два года.

Время летело быстро, хлопот с новорожденными было много, но старшие дочки всегда стремились помочь маме: то пустышку дадут, то покачают в колыбельке, то развлекут погремушкой.

В один из холодных ноябрьских дней Даша все-таки нашла время и пошла в собес, чтобы оформить удостоверение многодетной семьи. Там ее и пригласили на концерт, посвященный Дню Матери.

Концерт состоялся в пятницу, в большом красивом зале новой библиотеки. Были приглашены многодетные мамы и старушки из совета ветеранов. Мамам вручали призы в разных категориях: и просто многодетным мамам, и мамам - заслуженным работникам, и тем многодетным мамам, которые стали ими только в 2012 году. Дашу пригласили в категорию «Двойня 2012». Было еще много категорий, но Даша их всех не запомнила.

На концерт она пришла с Кариной – папа попросил взять младшую дочку, так как боялся, что не справится, а Катерина осталась дома, ведь надо было помочь папе нянчить братиков. Они устроились на свободных креслах во втором ряду. Карина вела себя на удивление спокойно и с интересом наблюдала, как танцевали ребята из ансамбля «Ромашка», а потом девочка лет восьми спела чудную песенку, и Карина даже попыталась ей подпеть, весело хлопая при этом в ладоши.

- Мамочка, угомоните ребенка. Если не умеет себя вести, то оставляйте дома, - услышала Даша и повернула голову.

Справа от нее сидели бабули 70-80 лет. Они были сильно накрашены, особенно выделялся «советский» атрибут - яркая помада на их губах разных оттенков: у одной она была цвета молодой моркови, у другой – кроваво-алая, у третьей - цвета баклажана.

- Не видишь, Шура, она молодая еще, небось первый ребенок и не может управиться, - авторитетно заявила хрупкая, но энергичная бабулечка с ярко-алой помадой.

Даша хотела было ответить, но полная старушка с губами цвета «баклажан» переключила внимание остальных бабушек на сцену. Они благополучно забыли про Дашу и Карину, и начали с воодушевлением обсуждать мам, которых вызывала ведущая концерта для награждения, в перерывах между выступлениями маленьких артистов.

- Вот, сейчас «загнанные лошади» пойдут, - услышала Даша и покосилась на старушку с копной ярко-сирневых волос и помадой цвета «баклажан».

На сцену вышла худощавая женщина с красивым лицом. В слинге, перекинутом через ее плечо, уютно устроился ребенок месяцев пяти-шести. Длинные волосы женщины были небрежно перехвачены резинкой, несколько прядей на висках выбились – малыш, сидящий в слинге, крепко зажал в кулачке прядь волос матери и, кажется, вот-вот готов был отправить их в рот. Это была мама девяти детей.

- Ой, ну я не могу. Пугало огородное! Хоть бы расчесалась! Совсем стыд потеряли, - прокомментировала коротко стриженная бабуля с ярко-алой помадой.

- И не говори,- засмеялась старушка-«баклажан», - и не говори! Смотри, до чего дожила – худющая, как вобла.

- Дети из нее все соки высосали,- согласно закивала бабушка с губами цвета «морковки».

- А дитя-то как висит, посмотрите! Как у цыган!

- Небось, побираться идти собралась, - скривила губы «морковная» старушка.

Даша, недовольно посмотрев на них, отвернулась. На сцену вышли мальчик и девочка лет десяти и стали танцевать какой-то народный танец.

После их выступления взывали очередную многодетную маму. Эта мамочка была одета не только красиво, но и очень оригинально и даже стильно. Как потом оказалось, это была мама шестерых детей, которая уже на протяжении восьми лет вела бесплатный кружок вязания для девочек. Ее милое круглое лицо обрамляла чудная вязаная шляпка. Длинные полы голубого, под цвет шляпки, тоже, видимо, связанного вручную пончо едва прикрывали наметившийся животик – мамочка ждала седьмого малыша. Ноги ее были обуты в высокие синие замшевые ботфорты, из-под которых были видны голубые джинсы.

Даша с восхищением смотрела на нее и улыбалась.

- Надо отдать Катюшу в кружок вязания, и она свяжет нам с тобой такие же шляпки, - тихо сказала она Карине.

- И я хочу… - протянула Карина.

- Ты тоже хочешь научиться вязать крючком? И тебя отдадим, только узнаем, с какого возраста берут деток, - ласково ответила Даша дочке.

- Курица-наседка, - раздался ехидный голос бабушки с ярко-алой помадой на губах.

- И не говори! Распустила себя совсем - толстая, как бочка, и напялила на себя черт знает что, - поддакнула бабушка-«баклажан».

Даше стало горько, стыдно и противно. Она покраснела и поплотнее прижала к себе Каринку.

Следующим номером выступал фольклорный ансамбль, затем на сцену вызвали очередную мамочку.

- Нет, Шура, ты глянь! Она же алкашка! – возмущенно обратилась к «баклажану» старушка с губами цвета морковки.

Лицо у награждаемой мамы тринадцати детей было одуловатым, с отеками под глазами, что выдавало проблемы с почками – видно, многочисленные беременности сильно сказались на ее здоровье. Это была полная женщина лет сорока. Одета она была очень бедно и просто – длинный, почти до пола, огромного размера серо-зеленый плащ полностью скрывал очертания ее тела. Получив награду, она неловко поклонилась и стала спускаться тяжелой походкой в зал.

- Конечно, алкашка – уверенно ответила бабушка-«баклажан». Нормальные люди не будут плодиться, как кролики.

Старушка с «морковными» губами поджала их, из-за чего ее рот стал похож на скобку, и согласно закивала в ответ.

Даша смотрела на них, и не могла вымолвить ни слова. Она совсем недавно стала многодетной, и поэтому даже не подозревала о подобном отношении к мамам, у которых много детей. Тем более, от казавшихся такими милыми старушек…

В следующие минут двадцать Даша попыталась сконцентрироваться только на концерте и не слушать высказываний, раздававшихся с соседних кресел. Но в голове ее созрел вопрос, ответа на который она пока найти не могла: «За что так ненавидят многодетных?»

А потом вызвали саму Дашу. Карина захотела пойти с мамой и, крепко ухватив Дашу за руку, побежала, едва поспевая, за ней следом.

Ведущая «с улыбкой чеширского кота» представила Дашу публике и громко спросила в микрофон:

- А это, наверное, один из двойни?

- Ей недавно исполнилось три года, - ответила удивленная Даша и едва слышно добавила:

- Неужели не видно, что этот ребенок, хоть и маленький, но никак не 2012 года рождения?

- Надо же! Такая молодая, а уже трое детей! – с восхищением сказал один из депутатов.

- Четверо, – ответила Даша чем вызвала недоумение ведущей.

Похоже, она ей не поверила.

Взяв Карину за руку и держа другой рукой приз: пакет с вафельным тортом, чаем, печеньем и еще чем-то, Даша спустилась в зал.

Три бабули с выражением полнейшего недоумения на лицах смотрели на нее во все глаза.

Даша, глядя на них свысока, протиснулась, и, наконец, села на свое кресло.

-Ну, с боевым крещением,- прошептала она едва слышно самой себе и посадила Карину к себе на колени.

После недолгой паузы коротко стриженная бабуля с ярко-алой помадой на губах неуверенно произнесла, глядя на Дашу:

- Понарожала, а сама расфуфырилась, и по концертам ходит!

Даша с изумлением посмотрела на свою одежду – накидывая дома ветровку, она, второпях, не обратила внимания на то, как одета. Дешевая индийская кофточка, расшитая блестками и бисером, уже года два назад стала домашней одеждой. Даша носила ее то с джинсами, то с длинной и широкой, из того же комплекта, юбкой. Она поняла, что старушки, увидев блестки, приняли старенькую блузку за дорогой наряд, и, не выдержав, расхохоталась.

Posts from This Journal by “постабортный синдром” Tag

Такие бабули просто завидуют многодетным.
Мне кажется, не завидуют. Они их жалеют. И презирают. Их так учили, вот и научили... и иначе они уже не могут.
А мне на них смотреть больно. Своего рода, потреянное поколение. Таких сейчас в храмах полным-полно: нет покаяния в совершенных абортах - "покаялка" уже не работает.
Да, возможно. А "покаялка" к сожалению клинит у многих нас временами. Даже если (лично от меня за мою 42-х летнюю жизнь) не было сделано ни одного аборта, то это не значит, что за мной нет других грехов. К которым даже на исповеди не чувствуешь должного покаяния.(((
aolika_s , спасибо Вам за этот коммент! Мне иногда, честно говоря, кажется, что никто просто не верит в ситуации, в которые многодетных мам постоянно ставит жизнь. Это для нас они банальны, и мы к ним привыкли, а когда об этом кому-то рассказываешь, то постоянно чувствуешь недоверие: "Да ну?! Вот так прямо и спросили?".
И, что самое интересное, эти же люди, которые удивляются, тоже легко, сами того не замечая, могут задать некорректный вопрос или сделать неуместное замечание.
Особенно меня угнетают беполезные советы, с котрыми просто прохода не дают: "У вас ребенок плачет. Наверное, вспотел. Наверное, хочет есть. Наверное, надо дать ему сосочку." Так и хочется вскинуть брови и воскликнуть: "Неужели? И как это я раньше не догадалась?"
А однажды, помню, я шла по Центру Москвы с тогда еще тремя детьми 7 лет, 4 года и 1 год. Мы долго гуляли, дети устали и играли, бегая по пешеходной дороге туда-сюда. Одна из пожилых женщин сделала мне строгое замечание: "Девушка! Смотрите за детьми!" На что я (одетая, как подросток, да и лет мне было немного) ей ответила: "Ничего, еще нарожаю!"
Надо было видеть ее лицо)))
Этот алкогольный бес особенно ненавидит все чистое и светлое. Несчастны люди, которые поддались ему... очень жаль их.
Да, это так. Кстати, недавно мне прислали приложение "Мытарства" вконтакте. Ух, классная вещь! Это первое приложение, которое я приняла и оно очень мне помогло подготовиться к исповеди. Исписала, наверное, листа три, и пошла на всенощную. Еле до утра дожила. Домой после Причастия как на крыльях летела, а потом... к обеду "увидела" еще кое-что, о чем раньше забыла... или забила. Господь после искреннего покаяния дает возможность видеть еще глубже...