Чепчик

Этот рассказ основан на реальных событиях
w9pjCfRs1b4
За окном Иркиной комнаты с видом на МКАД, по которому суетливо, день и ночь, сновали машины, как всегда, было очень интересно. Сквозь немытые, покрытые пылью и грязью окна, пейзаж казался каким-то бесцветным, но Ирке он виделся ярким, насыщенным, и каким-то пугающим. Особенно вечером, когда темнело, и серые многоэтажки Капотни зажигались разноцветными огоньками, Ирке было очень интересно наблюдать жизнь за окном: всё становилось не просто загадочным, а даже похожим на сказку. Вот мелькнула тень в окне за розовой занавеской на седьмом этаже в доме, стоящем слева от Иркиного – в этой комнате жили две девочки. А из соседнего окна того же этажа, на подоконнике которого стоял горшок с геранью, Ирке была видна уже другая квартира – там жила одинокая старушка, которая так же, как и Ирка, часто подолгу стояла у окна и смотрела на мир. На неприступный, жестокий, и такой далёкий мир.
***
Ирка родилась вторым ребенком. Но ей никто не радовлася и не ждал её – мать беспросветно пила, а отца не было, ни у Ирки, ни у её брата, Серёжки, который учился в седьмом классе, когда она появилась на свет. Мать Ирки, Людмила, которую все звали Люськой, ни сном, ни духом не ведала о своей беременности – всё-таки, сорок три года. Часто находившаяся в запоях и в поиске, как она говорила, счастья, Люська обнаружила беременность, когда её подруга и, по совместительству, собутыльница, указала на выпирающий живот:
- А ты, часом, не «в залёте»?
- Да ты что! – возмутилась Люська, - у меня климакс!
- Люська! Твой «климакс» уже «на нос лезет»!
И Люська задумалась – возможно, Нюрка права. Живот действительно большой, и, похоже, что это не газы, а шевеления ребёнка.
В тот день она больше не пила, а собиралась в женскую консультацию: попросила у сердобольной, часто подкармливающей и одевающей Серёжку соседки более-менее приличные носки, постирала своё нехитрое бельишко куском потрескавшегося хозяйственного мыла, который неизвестно, сколько провалялся за ванной, и повесила сушиться на ржавую батарею.
Серёжка, пришедший из школы, обрадованно смотрел на мать: неужели она окончательно решила бросить пить и стать такой, как все мамы? Он так долго ждал этого!
Но мать в этот день оказалась почему-то особенно хмурой и неприступной - она дала сыну подзатыльник и строго наказала не выходить из комнаты.
***
На другой день, отсидев в очереди и изнемогая от невозможности опохмелиться, Люська сидела в кабинете и слушала врача.
- Людмила Никитишна! Поймите – на этом сроке аборты не делают! Где Вы были раньше, скажите? Неужели не нашлось времени подойти к нам хотя бы три месяца назад?
- Я же говорю, что не знала о беременности! – Люська уже начинала кипятиться.
- Но как, скажите, об этом можно было не знать? Вы должны были задуматься, ведь, по Вашим словам, месячных не было, как минимум, полгода! – гинеколог, моложавая женщина лет тридцати на вид, сняла очки в тонкой оправе, положила их на стол и с недоумением посмотрела на Люську.
- Я думала, что у меня климакс! – в который раз попыталась оправдаться Люська.
- Пять лет назад Вы приходили прерывать беременность на таком сроке, когда сделать это было ещё возможно. А в данном случае мы ничем Вам помочь не сможем. Становитесь на учет, рожайте, и отказывайтесь от ребенка, если не имеете возможности его воспитывать, - сказала врач, и, положив на стол ручку, встала из-за стола.
- Но пожалуйста…
- Сдавайте анализы. Направления я Вам уже выписала. Всего хорошего, - сказала непререкаемым тоном врач, глядя всед Люське, которая, ссутулившись, выходила из кабинета.
Когда за Люськой закрылась дверь, доктор открыла окно нараспашку и подбежала к раковине – после таких пациентов руки хотелось мыть особенно тщательно.
***
А через два с половиной месяца родилась Ирка.
Люська уже собиралась, было, написать отказ, но ночью пришло молоко. Старенькая нянечка подошла к завывающей от боли Люське, которая сцеживалась в туалете, и участливо сказала:
- Детонька! Ты не расцедишься. Мастит будет. Покорми ребенка.
- Я отказываюсь! – сказала Люська, и с вызовом посмотрела на нянечку, которая невозмутимо выливала в слив грязную воду из ведра.
- И отказывыйся! – согласно закивала старушка, - отказывайся, детонька, только покорми – грудь-то каменная! Пожалей себя!
Задумавшись, Люська застегнула халат и вышла в коридор. Скоро уже должны были разносить детей на утреннее кормление. Она подошла к открытой двери детского отделения и кивнула одной из молоденьких медсестер:
- Я… это… принесите мне моего ребенка на кормление.
- Хорошо, - кивнула медсестра, - идите, пожалуйста, в палату, и ждите.
Через пятнадцать минут Люське принесли крошечную девочку, завёрнутую в застиранное зелёное одеяльце. Малышка открыла глазки, посмотрела на мать, и будто бы поняла, что от неё требуется. Она прильнула к груди и начала чмокать. Люська долго смотрела не неё, а потом разревелась и решила: пусть будет, что будет, но дочку она не отдаст.
Серёжу очень любили и учителя, и дети, и даже родители. Они уважали мальчика за взрослость, серьёзность и ответственность, не свойственную детям, и, зная его семейную ситуацию, с радостью помогали во всём. Не обошли его вниманием и в этот раз: несмотря на суровые девяностые, для Серёжиной сестренки нашлась одежда, кроватка, и даже синяя немецкая коляска производства ГДР с окошками. Правда, одно из прозрачных пластиковых окошек было треснутым, но это оказалось совсем не важным.
Продолжение здесь:http://www.proza.ru/2014/04/22/685

Posts from This Journal by “рассказ” Tag

  • МАТРЕШКА

    Написала жесткий психоделический новогодний рассказик, на православных ресурсах его вряд ли опубликуют, ведь все православные издатели любят розовые…

  • Матушка

    Позавчера, наконец, закончила, можете меня поздравить, и спасибо тем, кто ждал и молился). Начало я уже показывала, а сейчас залила часть рассказа на…

  • ВРЕМЕННЫЙ МИР

    О персональной выставке живописи и графики Елены Живовой "Временный мир". 2017 год знаменателен возвращением к кисти и мастихину мастера пастозной…

  • Сегодня будут все. А ты?

    Слово "аборт" в переводе с английского означает прерывание. Прерывание человеческой жизни, убийство ребенка, находящегося в утробе матери. Во всем…

  • Убить ради нового пальто?

    Опубликовали один из моих репортажей. Помню, уже постила его здесь. Хотите верьте, хотите - нет, но в рассказе описаны реальные события. Мне 39…

  • Пустячок, а приятно)

    Уже второй год подряд приглашают. Но мне этим заниматься неохота...

  • Года три назад начала писать рассказ

    Недавно появилось несколько свободных дней, попыталась его продолжить. Накатала 70 страниц, но получилась жесть, которую ИС РПЦ однозначно не примет.…

  • Творческие муки)

    Пишу о проблемах нашего общества – упрекают в нетолерантности. Пишу правду – упрекают в том, что вру (это меня больше всего удивляет, кстати). Пишу,…

  • Рассказ основан на реальных событиях

    Спасибо моему мужу - за священника отвечал он. Прочитав рассказ, вы получите ответы на вопросы: что такое совесть и почему так важно слышать её…

Господи, что же мы делаем с собой и с другими! Только Господь может помочь...
Какой прекрасный рассказ! Я в восторге!

Главное - в современной православной прозе практически нет жестких, правдивых писателей, которые бы писали о нехватке любви в людях, именно воцерковленных.

Очень много сюсюкания и "елея" про любофффь и позитифффа, это убаюкивание - сон совести, но как с ним приятно жить!

Ищи в Предании подтверждение того, что спасемся только мы, гарантия и все такое - баю бай, совесть засыпай, все формальности соблюдены, что еще надо.

Проза, где нет назидания, жесткого обличения эгоизма - это словоблудие под прикрытием благочестия и благих намерений.

Поэтому этот и другие последние рассказы - откровение во многом, то, о чем думалось очень долго, но трудно было выразить словами эти сомнения.

Если говорить глобально - именно этот рассказ про ЛЮБОВЬ, потому что любовь и ее проявления это не вдалбливаемое сейчас сюсюканье, любовь живет в несовершенных людях, среди помоев, пьянки, насилия.

Искусство автора в том, что она показывает эту любовь именно не в мерзком позитифффчике, а как есть в России, где убыль населения, русских в основном - по миллиону в год последние 20 лет.
И тут же - холод, исключительно воцерковленный и православный, идеальный со стороны. Все идеально, деньги, нет алкашей и все чистенько, только любви нет, всего-то!

Поэтому многим рассказ не понравится, да.

Кроме того, возникает ассоциация с ювеналкой - там тоже все "во благо и спасение" от "плохих" родителей, но без любви это "спасение" может быть во благо?

Обращает на себя форма рассказа - он написан простыми фразами, короткими предложениями, как бы подстраивается под тех простых людей, главных героев рассказа. Однако слова подобраны так идеально, что начинается сильнейший эффект присутствия, у меня было ощущение, что я побывал везде, где происходит действие рассказа и видел все лично. Это - профессионализм автора.

Edited at 2014-04-26 11:57 am (UTC)
Очень их всех жалко...
Очень напоминает некоторые реальные семьи...в том числе и моих родных....
И просто знакомых.
Хочется добавить что-то- А сверху на них смотрел Бог и плакал.
Как всегда, прочла с интересом, спасибо, Елена.
Не люблю считать чужие деньги, но я решительно не понимаю Сергея в этой истории. Он ведь задолго до беременности Иры мог снять сестре хотя бы комнату - вместо установки двери в их старом клоповнике. Лично я бы не смогла спать спокойно в своей квартире, зная, что мой родной человек находится один на один с неадекватными алкашами. Пусть и за закрытой дверью.
Неясен вопрос с Женей. Хотелось бы спросить Вас, как автора - как бы Вы поступили на месте работников опеки? Когда совершенно очевидно, что оставлять ребёнка в такой семье - не вариант, а госучреждение - вариант из серии "хрен редьки не слаще"?
Для начала, взяла бы семью на контроль, попыталась бы взять шефство и над мамой, и над детьми.
Если бы мать продолжала пить, я бы устроила самого младшего в дом ребёнка без ограничения матери родительских прав - то есть, она бы могла навещать сына в любое время. От матери я бы потребовала, чтобы она подготовила жильё для малыша - убралась в квартире и по возможности сделала ремонт (я бы обратилась в один из благотовритеьных фондов за помощью). Если же мать всё-таки продолжала бы пить, то, пока малыш находится под присмотром, я сделала бы ещё одну попытку сохранить эту семью: положила мать бы в наркологическую больницу.
Женский организм тяжело излечивается от алкоголизма, но всё же, иногда удаётся спастись от этой напасти. Материнская любовь творит чудеса, и детская тоже. Поэтому, я бы надеялась на чудо.