И снова о психологах: "Лучше бы он пошел в киллеры."

"Хотя столько, сколько он имеет от психологии, киллером не заработать."
Под катом две весьма занимательные, хотя и не первой свежести, статьи. Время летит, а психологи размножаются в геометрической прогрессии, заполонив детские сады, школы, колледжи, поликлиники, детские центры развития, они дают комментарии к интервью "звёзд", оправдывают маньяков и уводят людей от Бога всё дальше и дальше. Куда не плюнь, попадёшь либо в психолога "профессионала", либо в любителя-знатока, со смаком рассуждающего о какой-нибудь фигне типа концепции личности в трансактном анализе. Итак, первая статья называется




ОСТОРОЖНО, ПСИХОЛОГ!
Белякова Е.П.
Исповедь партизанки
«Психологи – враги рода человеческого» – бормочет мой коллега врач-психиатр после разговора с новой пациенткой. И я с ним согласна. Потому что одно из моих мест работы – психиатрическая больница. Читаешь карты – сердце кровью обливается. На ранних этапах болезни большинство годами ходили по психологическим консультациям, курсам, группам, тренингам. Их учили «радоваться жизни» и как «избавиться от излишних страхов и тревог». Болезнь, между тем, прогрессировала. И никто из ведущих группы или консультирующих психологов не увидел, что у человека душевное заболевание.

Проблема людей с душевным заболеванием в том, что они не понимают, что с ними происходит. При этом человек чувствует, что с ним что-то «не то» и начинает искать помощи. После советских времен слово «психиатрия» остается пугающим, поэтому чаще всего идут к психологам. Весь ужас в том, что психологи эту область совсем не знают и норму от патологии не отличают. А прелесть их положения в том, что они ни за что не отвечают (врач подсуден, психолог – нет!).

Я сама из психологов. И сегодня я, как Павлик Морозов, выступаю против alma mater. Как партизанка, я подрываю авторитет профессионального сословия. Я имею на это право. Потому что знаю истинные размеры ущербности психологического образования. И последствия этого. *** Много лет назад после института я попала на работу в центр клинической психотерапии. Вокруг были сплошь врачи психиатры-психотерапевты. Чтобы войти в работу центра, я попросилась присутствовать на приёме. После первого же приёма вышла растерянная. На консультации была женщина с 6-летним сыном. Она жаловалась, что ребенок неугомонный, «с шилом в заднице». А психотерапевт, вместо того, чтобы разбираться в атмосфере семьи, задавал вопросы про то, как протекали роды, да как мальчик ест, да как спит... А потом направил ребенка на энцефалограмму. И пояснил мне: «Это внутричерепное давление. Надо лечить первопричину, одной психотерапией здесь не обойтись».

И тут же прочитал маленькую лекцию, суть которой сводилась к тому, что у человека помимо души есть еще и тело с кучей органов, заболевания которых влияют на психику. Например, при нарушении функции щитовидной железы человек становится раздражительным, с этим он к психологу и придет. А словом «лень» люди часто называют апатию, причинами которой может быть с десяток заболеваний. В этих случая без лечения основного заболевания работа психолога или психотерапевта бессмысленна.

Мы этого не проходили.

Довольно быстро я начала понимать, что обладаю странным набором поверхностных, разрозненных, во многом устаревших знаний. И громадным количеством примитивных схем и клише. Я стала понимать, что ничего не умею. Нам не дали ремесла.

Авто-слесарь, окончив ПТУ, не только знает, где в машине мотор, где карбюратор и т.д., но еще и умеет это наладить.

Балерина после окончания балетного училища умеет танцевать.

А что умеют психологи? К какой работе их готовят?

Наша психологическая «школа» славилась, когда занималась своим делом – наукой. И псих.факи изначально были призваны готовить научных работников. Но в науку сегодня идут немногие, возможно потому, что там не прокормишься. Большинство идет работать с людьми – консультировать, вести группы. А для этого требуется принципиально иной набор профессиональных знаний, да и другой уровень ответственности.

Тогда, много лет назад, я поняла, что мне надо переучиваться, попросила о помощи. И мне стали ставить мозги на место. Прошло очень много времени, прежде чем ушло мерзкое ощущение беспомощности. И когда сегодня я говорю: «знаю, умею, могу», это не благодаря полученному образованию, а вопреки ему…

Я училась еще при советской власти. Но за все эти годы так и не сформировались четкие требования – что должен знать и уметь психолог. Нет понятия и о морально-этических нормах, поэтому «не навреди» к психологу не относится.

Программы подготовки психологов, по сути, не изменились, зато изменилось время. После перестройки спрос на специалистов этого профиля резко вырос. Сегодня их выпускает почти каждый гуманитарный ВУЗ, помимо этого громадное количество разномастных курсов. А проблемы все увеличивающейся «касты» «людоведов» и «душелюбов» остались те же – некомпетентность, безответственность.

Таким образом, у Великой Науки Психологии, имеющей многочисленных, достойных отпрысков выросла непутевая, малограмотная и очень нахрапистая «доченька», имя которой Вульгарная Популярная Психология… Ее любимое занятие – «вешать лапшу на уши» и выдавать домыслы за действительность.

В психологии есть достоверные знания, то есть проверенные научными исследованиями. И есть громадное количество теорий, высосанных из пальца. Этими мифами и торгует непутевая «доченька». Как часто я испытываю неловкость и стыд, когда слышу комментарии и рекомендации психологов по телевизору или натыкаюсь на журнальные статьи коллег по цеху. Откуда они это берут? Приведу один известный всем пример: «ребенок из неполной семьи обречён на проблемы». Да нет таких данных. Серьезных научных исследований на эту тему не проводилось! В конце концов, пол мира выросло в неполных семьях, потому что каждый век мог похвастаться парой, троечкой войн. Кстати, а что, из полных семей все выходят без проблем?

При этом популярность психологических услуг продолжает расти. Как конкистадоры 500 лет назад кинулись завоевывать Америку, так полуграмотное племя психологов кинулось отвоевывать свой кусок на рынке жизни. Самое интересное, что среди них есть люди порядочные, искренние, истово желающие вам помочь... Жаль только, что в основной своей массе малокомпетентные.

Трудно представить себе газету или журнал без странички психолога. По радио консультируют, по телевидению лечат. Большинство ток-шоу, в конечном итоге, сводятся к грубой имитации психологической помощи. А еще великое множество психологических тренингов, курсов и консультаций, где вы получите замечательные рекомендации: «как жить без внутренних конфликтов» (мне кажется, легко – достаточно потерять совесть); «как заловить мужика» (маленького можно сачком, а большого – капканом); «как себя полюбить» (ой, это не иначе как о мастурбации).

Кондовые советы, касающиеся семейных отношений, чаще всего сводятся к обучению манипуляциям, типа: «надо кивать, а делать по-своему». А суть советов заключается в том, что родственникам нельзя доверять, но с ними не надо ссориться. Поэтому надо ловчить и умненько добиваться своего.

А какое обилие психологических тренингов! Глубинной проработки там нет и за короткий срок быть не может. Там другая цель – деньги. Поэтому принимать участие может 30, 50, да хоть сто человек. Открою профессиональную тайну – в группе не может быть больше 12-15 человек. Работа с психикой и конвейер – две вещи несовместные.

Впрочем, народ тренинги любит. На тренинги подсаживаются не хуже, чем на легкие наркотики. Жизнь особо не меняется. Зато приобретается иллюзия скорого решения проблем. И потусоваться есть с кем. Непонятно, правда, при чём здесь психология – в переводе «наука о душе»?

Какая там душа! Торговля «счастьем» у психологов идет не хуже, чем у колдунов. Не зря же самым большим спросом пользуются тренинги, где людей «делают успешными». Когда о человеке говорят, что он умный, или талантливый, или профессионал высокого класса, это понятно. А успешный – это кто? У которого ни ума, ни таланта, ни профессионализма – зато смог денег «настричь»?

Самое страшное, что в нашей стране, чтобы вести психологические тренинги, никаких специальных знаний не требуется. Оказалось, эта дивная кормушка, где работать можно, опираясь на собственные вымыслы, домыслы, интуицию, житейский опыт. В стоматологии это, небось, не «прокатит», а в психологии можно. Поэтому появились «самородки» от психологии. На одной из психологических тусовок я столкнулась с подобным «мэтром». На обложках его книг написано «известный психолог», «автор многочисленных бестселлеров» и «создатель уникальной методики». Через 5 минут разговора выяснилось, что дяденька не знает элементарных вещей, что образование у него совсем другое, мало того, что за все эти годы активной «психологической деятельности», он так никаких знаний по психологии и не приобрел.

В психиатрической больнице, где я работаю, каждый пятый проходил его тренинги. Эти тренинги «вздрючивают» эмоции, что для психики многих людей является и нежелательным, и просто опасным. Попыталась объяснить ему это. Он нисколько не смутился, даже не заинтересовался. Поднял на меня пустые глаза и спокойно ответил: «Пока платят – пусть ходят».

Лучше бы он пошел в киллеры. Хотя столько, сколько он имеет от психологии, киллером не заработать. Успешный человек!

Наверное, нельзя так огульно ругать весь рынок психологических услуг. Конечно, есть отличные, грамотные профессионалы, отвечающие за свою работу. И когда жизнь сталкивает меня с ними, я радостно изумляюсь и кидаюсь дружиться. Жаль только, редко, до обидного редко это происходит… *** Нет, я ни в коем случае не выступаю в роли судьи или спасителя человечества. Но для меня за каждым случаем безграмотности и безответственности стоит живой человек. У нас в больнице лежит молодая женщина. Она хрипит, потому что у нее обожжена гортань – следствие неудавшегося суицида. А перед этим долго ходила к N, к S, проходила тренинги в центре «///»… Ее мать с недоумением говорит мне: «Но ведь она все время ходила на психологические занятия. Что мы не так делали?»… И что я могу ей ответить?



Психологические тренинги опасны для человека
23.07.2008 07:31 | Российская Газета

Среди громко обсуждаемых причин гибели успешной модели мирового класса Русланы Коршуновой наряду с классическими "деньги" и "мужчины" неожиданно, но весьма убедительно прозвучала версия, что причиной, толкнувшей ее из окна 9-го этажа дома в Манхэттене, стал тренинг, который она недавно прошла и который мог вызвать расстройство психики.
Никто из экспертов с ходу не парировал "это невозможно" или "...маловероятно". Психологические тренинги - весьма ходовая "игрушка" современного российского среднего класса, далеко не безобидная, а часто и откровенно опасная,- становятся предметом актуальных споров.
Хирургия от хамства
Когда в современном супермаркете в 11-м часу вечера, собрав полусоветские по длине очереди, работают всего две кассирши, причем одна не умеет этого делать, а другая отвечает: "Отстаньте, у нас некому работать",- кажется, что России просто прописаны тренинги. Чем еще это поправить, как не интенсивной и настойчивой прививкой правильных навыков, начиная от кнопок на кассе и кончая речевыми оборотами.
Лень и хамство продавцов супермаркетов, вохровское бездушие охранников наимоднейших фитнес-клубов, издевательское безразличие пересаженных на иномарки стражей порядка без оперативного психологического вмешательства грозят остаться с нами на века. И старый добрый инструктаж - не всегда и не везде у нас внятный и обязательный - может не помочь, нужны как раз тренинги, многоразовые занятия с повторением. Именно они обеспечивают усвоение правильных слов, экономных движений, разумных реакций. Иначе, модернизировав технику, мы не модернизируем отношения.
Однако продавщицы и охранники пока на тренинги не ломятся, они им просто не по карману, разве что владельцы магазинов и клубов приглашают тренинг-консультантов. А молодой средний класс просто на них помешан, это модно. По подсчетам некоторых аналитиков, ежегодно число посетителей различных тренингов увеличивается на 40 процентов.
- Тренинги, посвященные развитию и закреплению определенных навыков, обычно не задевают личность человека, - рассказывает психолог, тренинг-консультант Лидия Сорокина.
Но, по ее словам, даже у неопасных для личности тренингов на развитие тех или иных навыков есть своя психологическая "техника безопасности". Подобрать тренинг именно для себя, внимательно выбирать тренинг-консультанта, проверив данные о нем и его образовании и всячески учитывая собственные симпатии и антипатии. Даже странное название должно притормаживать желание учиться.
Главное отличие тренингов от другой психологической работы, по мнению психолога Сергея Ениколопова, заведующего отделом клинической психологии Научного центра РАМН, в их простоте.
- Тренинг общения, успешных продаж, обучение пониманию других людей и преодолению собственных недостатков - все это намного проще психотерапии или консультирования, - подчеркивает он,- процедуры, шаги, этапы.
В тренингах же личностного роста обязательным, по мнению большинства экспертов, является ответственность тренинг-консультантов за то, чтобы человек не уходил разбитым и подавленным. Депрессия и желание покончить жизнь самоубийством - не самый редкий результат занятий, где техники навязчивых распространителей косметики применяются к "тонкокожим" людям.
Она не хотела бы жить на Манхэттене
- Ни смерть отца, ни любые другие житейские невзгоды не оборачивались для меня таким кошмаром, каким стал тренинг с невинным названием "Повышение личной эффективности",- пишет в Интернете Мила Ланская.
Приятельница настойчиво рекомендовала ей пройти курсы, которые прошла сама, ссылаясь на вдохновленность и переполненность идеями. Девушка согласилась, не зная, что приятельница выполняет так называемый "план вовлечения" - задание по вербовке новичков.
Первая ступень тренинга была щадящей, велись разговоры "за жизнь" и анализировались конкретные ситуации каждого участника. На основном курсе последовали упражнения и ролевые игры... Например, при выключенном свете и специально подобранной музыке предлагалось представить себя лежащим в гробу, а своих близких - прощающимися с ушедшим. В записи шел стук забиваемых гвоздей и падающих на крышку гроба комьев земли.
Еще одно упражнение - залезть на стул, уже стоящий на столе, почти под потолок и спиной вперед падать на руки команде. Будто бы, если ты доверяешь судьбу команде, с тобой ничего не случится. Одна женщина, до этого отказывающаяся участвовать в ролевой игре, нарушающей ее моральные принципы (а за ее отказ пригрозили выгнать всю группу, не возвращая заплаченных денег), упала, стукнувшись головой об пол. Тренер поучительно подчеркнула: вот оно, недоверие команде!
Еще одна экстремальная ролевая игра: все участники должны были выйти на улицы в определенном образе. Одной пожилой супружеской паре, например, было предложено надеть памперсы, жене завязать бантики и в таком виде на улице агитировать за помощь детям-сиротам. Автор рассказа должна была загримироваться под вокзальную проститутку и на улице пристать как минимум к трем мужчинам.
- Психика раскачивалась с огромной амплитудой. Со мной начали происходить странные вещи. У меня развилась страшная слезливость... Оставаясь одна дома, просто включала воду в ванной и подолгу выла в голос от непонятного горя. Через какое-то время я уже не могла ничего делать, а только сидеть, уставясь в одну точку, и курить. Позднее меня стали охватывать приступы паники и ужаса, абсолютно не мотивированные...
Состояние, по мнению многих прошедших подобные тренинги, напоминает наркоманские ломки. Организм, привыкший в тренинге к накачкам адреналином (а ну-ка упади из-под потолка спиной назад), требовал еще, а этого "еще" не поступало... В Интернете даже появился термин "постадреналиновая депрессия".
"Стеклянные глаза, приклеенная улыбка, вместо слов - одни цитаты" - таковы портреты давних участников тренинга. Почти случайно выскочив из тренинга из чувства брезгливости, возникшего на каком-то этапе, автор рассказа, обладательница престижного диплома, успешной и высокооплачиваемой профессии, квартир, купленных себе и родственникам, смогла справиться с расстроенным состоянием души и нервной системы "старым дедовским способом" - в голову пришла мысль позвонить старому другу в другой город. Он попросил меня потерпеть несколько дней и приехал. Выслушав подробный рассказ обо всем происшедшем в последнее время, при слове "тренинг" воскликнул: "Да как тебя угораздило?!!"
Автор опыта, выйдя из недоброй репутации тренинга "Лайф спринг", стала возвращаться к нормальной жизни, коллекционируя случаи рокового участия в подобном.
Тятя, наши сети притащили...
Впрочем, на первом этапе люди часто довольны результатами.
- Мы то же самое делаем с детьми внутри так называемого Коммунарского движения,- неожиданно признается в своем сетевом дневнике fonarick, подчеркивая, что чаще всего на тренингах просто показывается, как создать честные и прямые отношения в малой группе, не прячась за психологические барьеры и маски.- Но с детей никто не берет по 100 баксов за занятие.
Бизнес же такого рода, как замечают пострадавшие и наблюдатели, часто строится на модели сетевого маркетинга: участникам на тренинге активно внушается, что необходимо вовлекать других участников.
Люди "подсаживаются" на психологический кайф, создается несколько "уровней" или "степеней" тренинга. Часто звучит: "Я уже прошел тренинг третьего круга, срочно займи где-нибудь денег и подтягивайся".
Общая стоимость курса из четырех ступеней - около 3000 долларов. За эти деньги можно купить новый телевизор, а то и недорогой подержанный автомобиль. Для среднего класса ничего катастрофического. Психологическая зараза для богатых - у медсестер и дворников часто нет свободных 100 баксов и на один тренинг.
"Стеклянные глаза, приклеенная улыбка, вместо слов - одни цитаты" - таковы портреты давних участников тренинга в глазах их нетренированных коллег.
В Интернете можно найти высказывание работников кадровых агентств о том, что участников таких тренингов они держат в "черных списках". Зачастую их требования и амбиции неадекватны, а за свободу и раскрепощенность они принимают потерю нравственных ориентиров.
Иной раз под видом тренинга можно обнаружить и обыкновенную секту. Церковные эксперты-сектоведы подчеркивают, что часто псевдопсихологическая доктрина лидера организации выступает как своего рода квазирелигия - универсальная и тотальная "наука жизни", учение, объясняющее ее смысл и дающее ключ к "счастью". Человек в ней всегда "победитель", его ждут всеобщий успех и немыслимые блага за счет выполнения правил и неукоснительного следования предписанным моделям поведения.
При этом одно из основных положений профессиональной этики в настоящей психологии и психотерапии - не навязывать пациентам свое мировоззрение.
Когда плачевные результаты психологического бизнеса осознаются, жертвам не так просто восстановить свои права. Большинство психологических тренингов не подлежит лицензированию, поэтому обращаться с жалобами в госорганы бессмысленно. А доказать в суде, что именно тренинг нанес человеку моральный или физический вред, очень сложно.
- Я сторонник сертификации всей этой деятельности,- подчеркивает психолог Сергей Ениколопов.
При этом, по мнению Ениколопова, она необязательно должна быть государственной. В США этим занимается общество психологов. И если клиент знает, что его тренер сертифицирован Американской психологической ассоциацией, он может не сомневаться, что перед ним профессионал.
Те же сертификаты, которые у нас суют новичкам тренеры,- о курсах в Америке, Австрии и пр.,- как правило, всего лишь рекламный продукт.
Эффект отличника
Психолог Сергей Ениколопов сравнивает участие в тренингах с приемом лекарств - всегда ведь есть список ограничений и противопоказаний.
Каковы те механизмы, что калечат психику людей?
Первый из них, по мнению Сергея Ениколопова, - использование механизма внушаемости.
- Часто при помощи внушения человеку завышают самооценку. Но, прекрасно со всем справляясь в тренинговых условиях, в жизни он продолжает испытывать проблемы. Это эффект "школьных отличников", к которым учителя и одноклассники относятся доброжелательно, но в институте они могут оказаться первыми среди отстающих, а на улице обычными, никак и ничем не отмеченными детьми. Тренинг - это всегда специальные учебные условия. Достижения человека на тренинге трудно перенести в реальную жизнь. Человека могут там научить правильно разговаривать с начальством, но ведь начальство этим правильностям никто не научил, и оно кричит на участника тренинга, как и раньше.
Но разочарование в тренинге и в самом себе, может быть, не самый печальный исход. Тотальное очарование - куда грустнее. Когда человек после тренинга "на автомате" начинает делать то, что в обычной жизни должен постичь, "набивая себе шишки", то механическое следование усвоенному часто окончательно его запутывает. Он не понимает, в каких ситуациях надо отступать, а в каких - наступать, в каких - оказывать сопротивление, а в каких - нет.
- Все тренинги упорно работают с успехом, - подчеркивает Сергей Ениколопов еще одну ахиллесову пяту подобного опыта. - И, как правило, не учат человека, как пережить неудачу.
Успешные психологические тренеры, конечно, есть, большинство из них имеет специальное психологическое образование. Но по рекламе тренингов как раз заметно, что их составители - люди без необходимых знаний, скорее всего, научившиеся на таких же тренингах.
По словам Сергея Ениколопова, во времена, когда "люди машут дипломами", когда только в Москве около ста вузов готовят психологов, при том, что лишь 5 из них могут дать хорошее психологическое образование, наплыв психологических тренеров и консультантов - это миграция некачественных выпускников некачественных вузов в ту область деятельности, где, скажем, в отличие от психотерапии и не нужно много знаний.
- Подчас человеку после тренингов бывает нужна куда более серьезная помощь, чем до их посещения - его резюме.
Справка "РГ"
Большинство тренингов, проводимых по технологии "Лайфспринг", представляют собой двух- или трехэтапные курсы. Как правило, основной курс длится два-три дня, его стоимость колеблется от 120 до 250 долларов США. Продвинутый курс длится от пяти до шести дней и стоит от 250 до 700 долларов. Трехмесячный практический курс, часто называемый "Лидерская программа", обычно длится 2,5-3 месяца и стоит до 1000 долларов.
В России "Лайфспринг" пропагандировался и пропагандируется также под вывесками "Весна жизни", "Открытый форум", Первая тренинговая компания "Шаг в будущее", "Вдохновение" и др. Многие основатели тренингов увлекались идеями Рона Хаббарда, создателя тоталитарной секты "Церковь сайентологии". По мнению некоторых экспертов, подобные психокульты - это "сайентология лайт".
Андрей Лебедев, Елена Яковлева, Наталья Лебедева
Российская Газета
http://umotnas.ru/umot/belyakova-e-p-ostorojno-psiholog-ispovede-partizanki-psihologi/

Posts from This Journal by “психиатрия” Tag

Как-то мне "посчастливилось" побывать на тренинге. Тему уже не помню. Завлекли меня туда подруги. Создалось впечатление, что взрослые собрались, чтобы подурачиться. Тупость, в общем.
Прогресс общества уводит людей от бога. В сказки нынче никто не верит.
жесть!
но надо сказать, нарваться на промыв мозга можно где угодно.

даже в Церкви есть сектанты (самый яркий пример - Кочетковцы, а сколько менее ярких?..)

все это зиждется на слабости воли одного и желании власти и/или денег у другого. первым бывает полезно пройти через такую жопу чтобы укрепиться :)
у меня на работе 2-3 раза в год нанятый психолог проводит тренинги "повышающие профессиональную эффективность". посещать приходится - в принудительном порядке. это, конечно, не совсем тот тренинг, меняющий личность, но тоже довольно отвратительно.
длится действо не менее 9 часов, почти всё время нужно сидеть на стуле и активно общаться с психологом и группой. психолог во время первого тренинга повергла в шок - она почему-то постоянно материлась(!) и часто скатывалась к похабным шуткам и темам. потом я, кажется, её раскусила - она просто считает собравшихся быдлом и пытается разговаривать с нами на "нашем языке". дама, кстати, "известный бизнес-тренер", какой-то невозможный психолог, работала во Франции и много чего ещё.
короче, восстанавливаться после тренинга приходится неделями, потому что выхожу я оттуда со стойким ощущением, что в профессии я ничто, жизнь не удалась, нужно всё бросить и бежать)) но! приходится терпеть и делать вид, что всё это жутко вдохновляет - не терять же работу...
Кошмар. И, наверняка, "работу" этой дамы сотрудники предприятия тоже оплачивают из своего кармана?
оплачивает руководство (из бюджета организации), но предполагаю, что всё это учитывается при расчёте зарплаты сотрудникам)
В моем колледже, где училась на социального педагога тоже психологии много часов было отведено.Правда зачем - так и осталось непонятным, ведь по факту соц.педагог этим не занимается, ведь в штате школ есть психолог.Практика предполагала в основном придти в класс гос.школы и "провести" там психологический тест из набора популярных.Чушь в общем.Потом уже в ВУЗе нам преподавательница открыла глаза, что то, что мы делали на уроках - вообще-то применяется только индивидуально, никак не в группе 30 человек, и предполагает еще и беседу с ребенком потом!То есть большая часть нашей практики, по которой мы писали здоровенные папки, да и теории тоже местами - почти полная ахинея, за прохождение которой дают дипломы государственного образца.Собственно, психологам и психологии всегда было мало у меня доверия.Пришла к выводу, что иногда многое из этого надо, чтобы у преподов часы были, чтоб зарплата была больше, да.Ну вот у нас был такой предмет "теория и практика общения", винегрет из социальной психологии и своеобразного личного опыта преподавателя, кстати, женщины со страшным самомнением, с которой мне не повезло быть в конфликте.Ну с каким самомнением может быть женщина, которая говорит всей группе, поучая, как с мужьями обращаться - "девочки, ....никогда не просите прощения первыми!!" плюс пример, как она с мужем такое прокрутила... ее мужа стало очень жалко, рядом с ним какой-то манипулятор... А зачем нужен такой предмет? а это то, что называется компонентом от образовательного учреждения.То есть сами придумали, чему учить будут, и учат. и часы соответственно, есть, и зарплата.Так что и педагогика сейчас пронизана всей этой ерундой.